История,Альтернативная история,История России,СССР
<p><span>400 лет назад, 11 декабря 1618 года, в местечке Деулино около Троице-Сергиева монастыря было подписан

Как Романовы пошли на "похабное" перемирие с Польшей



400 лет назад, 11 декабря 1618 года, в местечке Деулино около Троице-Сергиева монастыря было подписано перемирие, которое на 14 лет приостановило войну с Польшей. Мир был куплен дорогой ценой – полякам уступали Смоленск, Чернигов и Новгород-Северский и другие русские города. Фактически это был конец Смуты в Русском государстве.

Война с Польшей

Польша вмешивалась в дела Русского государства с начала Смуты. Польша и Ватикан поддержали самозванца – Лжедмитрия, который обещал полякам обширные земли и унию православия с католичеством (фактически подчинение русской церкви Риму). Отряды польских магнатов и авантюристов активно участвовали в русской Смуте, грабили и громили города и села.

Открытая польская интервенция началась в 1609 году. Польские войска, пользуясь развалом русской государственности, смогли оккупировать обширные русские земли, после длительной и героической обороны взяли стратегическую крепость Смоленск (1609 – 1611). После катастрофического разгрома русско-шведской армии в битве у села Клушино (июнь 1610 года) Москва осталась без армии, и бояре свергли царя Василия Шуйского. Боярское правительство (Семибоярщина) в августе 1610 года подписало предательское соглашение, по которому на русский престол приглашала польского королевича Владислава. В Москву был введен польский гарнизон. Предатели-бояре от имени нового царя чеканили монету. Однако венчание Владислава на царство не произошло. Польский королевич не собирался переходить в православную веру.

Только 1612 году Второе земское ополчение во главе с Мининым и Пожарским смогло освободить Москву от оккупантов. В общественном сознании господствует миф, сформированный ещё историками дома Романовых, что капитуляция поляков в Кремле стала переломным моментом Смуты или даже её концом. А воцарение Михаила Романова окончательно завершило период Смуты в Русском государстве. Хотя в реальности, в 1613 году война только разгорелась с новой силой. Новому московскому правительству приходилось одновременно воевать с польской армией на западе, казаками Ивана Заруцкого на юге (атаман планировал посадить на русский престол сына Марины Мнишек) и со шведами на севере. Кроме того, война с бандами воровских казаков и польскими отрядами велась по всей территории государства, четкого фронта в этой войне не было. Казачьи отряды неоднократно подходили к Москве, разбивали свои станы близ столицы. С большим трудом царским воеводам удалось защитить Москву и отогнать «воров».

Только в 1614 году опасное восстание Заруцкого, грозившее новой волной казачье-крестьянской войны, подавили, а его схватили и отвезли в столицу: «На Москве же тово Заруцково посадиша на кол, а Ворёнка (Иван Дмитриевич – сын Лжедмитрия II. - Автор) повесиша, а Марина умре на Москве». Фактически Романовы спрятали концы в воду, ликвидировав свидетелей организации Смуты. А убийство 4-летнего (!) «царевича» Ивана ляжет страшным грехом на доме Романовых. Война со Швецией была неудачной и завершилась подписанием 27 февраля 1617 года Столбовского мирного договора. Москва вернула Новгород, Ладогу и некоторые другие города, земли, но потеряла крепости Ивангород, Ям, Орешек, Копорье, Корелу и выход к Балтике (вернули только при Петре Первом).

С момента освобождения Москвы и до Деулинского перемирия не превращалась война с поляками. Русские войска в 1613 году сняли осаду врага с Калуги, освободили Вязьму и Дорогобуж, которые сдались им добровольно. Затем они осадили крепость Белую, и в августе вынудили поляков сдаться. После этого царские воеводы начали блокаду Смоленска, но из-за низкой боеспособности, нехватки сил, боеприпасов, провианта и противодействия противника, она затянулась. В ноябре 1614 года польские паны прислали московскому правительству грамоту, в которой упрекали в измене Владиславу и в жестоком обращении со знатными польскими пленниками. Но, несмотря на это, поляки предлагали начать мирные переговоры. Московские бояре дали согласие и направили послом в Польшу Желябужского. Эти переговоры ничего не дали, вылившись в поток взаимных оскорблений и обвинений. Поляки ничего и слышать не хотели о царе Михаиле Романове. По их мнению, Михаил был лишь стольником царя Владислава.



Поход Лисовского

Александр Лисовский (ранее один из командиров войска Лжедмитрия II, затем перешёл на службу к польскому королю) в 1615 году совершил очередной рейд польской конницы по России с целью отвлечения русских войск от Смоленска. Его отряд (лисовчики), описал большую петлю вокруг Москвы и вернулся в Польшу. Лисовский был смелым и умелым полководцем, его отряд состоял из отборной конницы. Его численность колебалась от 600 до 3 тыс. человек. Среди лисовчиков были поляки, представители западнорусского населения, немецкие наемники и воровские казаки. Весной Лисовский осаждал Брянск, летом – захватил Карачев и Брянск. Разбил московское войско под началом князя Юрия Шаховского под Карачевым.

После этого правительство Марфы (сам Михаил Романов был пустышкой, поэтому за него сначала правила мать – инокиня Марфа, затем отпущенный поляками отец Фёдор Романов – патриарх Филарет) решило отправить против лисовчиков Дмитрия Пожарского. Князь был опытным и умелым полководцем, но болел от прежних ран, то есть не мог полноценно преследовать вражескую мобильную рать. По сути, в правительстве Михаила Романовы были заинтересованы опозорить Пожарского, который ещё недавно был возможным кандидатом на русский престол. 29 июня 1615 года Пожарский с отрядом дворян, стрельцов и немногих иностранных наемников (всего около 1 тыс. бойцов), двинулся на ловлю лисовчиков. Лисовский в это время сидел в городе Карачеве. Узнав о быстром движении Пожарского через Белев и Болхов, Лисовский сжег Карачев и отступил к Орлу. Разведчики донесли об этом воеводе, и он двинулся на перехват противника. По путик Пожарскому присоединился отряд казаков, а в Болхове – татарская конница. Отряд Пожарского удвоил силы.

23 августа в районе Орла головной отряд Пожарского под началом Ивана Пушкина внезапно столкнулся с противником. Отряд Пушкина не выдержал встречного боя и отступил. Отошёл и другой русский отряд под началом воеводы Степана Исленьева. На поле боя остался с 600 бойцами только сам Пожарский. Его воины отражали атаки 3-тыс отряда Лисовского, прикрывшись укреплением из сцепленных обозных телег. Пожарский говорил своим воинам: «Всем нам помереть на этом месте». Однако Лисовский, не зная о малом числе воинов Пожарского, не отважился пойти на решительный штурм полевого укрепления. Лисовский отступил и сжег Орёл.

Тем временем к Пожарскому вернулись бежавшие отряды и он возобновил преследование Лисовского. Поляки бежали к Болхову, но здесь их отразил воевода Фёдор Волынский. Затем лисовчики подошли к Белеву и 11 сентября сожгли его. В тот же день атаковали Лихвин, но местный гарнизон отразил нападение. 12 сентября Лисовский взял Перемышль, воевода которого оставил город и бежал в Калугу. Здесь лисовчики восстановили силы, попутно разоряя окрестные села. Пожарский остановился в Лихвине и здесь получил подкрепление из нескольких сотен ратников из Казани. После небольшого отдыха князь возобновил преследование Лисовского. Тот по-прежнему отступал. Поляки сожгли Перемышль и прошли на север между Вязьмой и Можайском.

Пожарский после нескольких дней преследования тяжело заболел и передал командование другим воеводам. Сам был отвезён в Калугу. Без Пожарского войско быстро утратило боеспособность. Отряд казанцев самовольно ушёл домой. Воеводы с оставшимися силами побоялись идти на врага. А Лисовский свободно вышел к Ржеву, который с трудом отстоял воевода Фёдор Шереметев, который сам шёл на помощь Пскову. Уйдя от Ржева, поляки сожгли Торжок, попытались взять Кашин и Углич, но и там воеводы справились со своими обязанностями. После этого лисовчики уже не пытались атаковать города, а шли между ними, опустошая всё на своём пути. Лисовский прошёл между Ярославлем и Костромой к Суздальскому уезду, затем между Владимиром и Муромом, между Коломной и Переяславлем-Рязанским, между Тулой и Серпуховом до Алексина. Несколько воевод были отправлены в погоню за врагом, но они лишь бесплодно кружили между городами, не находя Лисовского. Только в декабре царской рати князя Куракина удалось навязать бой противнику в районе города Алексин. Но тот отступил без существенных потерь. В начале января 1616 года лисовчики повторно и безуспешно пытались взять Лихвин, а затем ушли на Смоленщину, к своим.


Таким образом, Лисовскому удалось довольно спокойно уйти в Речь Посполитую после поразительного и надолго запомнившегося в Русском государстве рейда вокруг Москвы. Этот поход показал всю шаткость положения тогдашней России. Лисовский в Польше стал символом неуловимости и непобедимости. Правда, этот молниеносный рейд негативно сказался на здоровье самого Лисовского. Осенью 1616 года он снова собрал отряд, чтобы погромить русские города и села, но внезапно упал с коня и умер. Лисовчиков возглавил Станислав Чаплинский – ещё один полевой командир в бывшей армии Тушинского вора (Лжедмитрия II). Чаплинский в 1617 году захватил города Мещовск, Козельск и подступил к Калуге, где был разбит ратью Пожарского.


Лисовчики — участники рейда Лисовского. Картина польского художника Ю. Коссака

Московский поход Владислава

Летом 1616 года Россия и Польша обменяли ударами. Русские воеводы совершили рейд в Литву, разгромив окрестности Сурежа, Велижа и Витебска. В свою очередь, отряд литовцев и казаков действовал у Карачева и Кром. За ними гонялись наши воеводы, но без особого успеха. Большинство литовцев ушло за рубеж.

Вдохновленные рейдом Лисовского поляки решили организовать большой поход на Москву во главе с королевичем Владиславом. Однако одному королевичу войско не доверили, армию возглавил великий гетман литовский Ян Ходкевич, который уже водил войска на Москву в 1611 – 1612 гг. Кроме того сейм направил с королем восемь специальных комиссаров – А. Липский, С. Журавинский, К. Плихта, Л. Сапега, П. Опалинский, Б. Стравинский, Я. Собеский и А. Менцинский. Они должны были следить за тем, чтобы королевич не противодействовал заключению мира с Москвой. После захвата русской столицы комиссары должны были проследить, чтобы Владислав не отступал от выработанных сеймом условий. Главными условиями были: 1) соединение Руси и Польши в неразрывный союз; 2) установление свободной торговли; 3) передача Речи Посполитой – Смоленского княжества, от Северской земли – Брянска, Стародуба, Чернигова, Почепа, Новгород-Северского, Путивля, Рыльска и Курска, а также Невеля, Себежа и Велижа; 4) отказ Москвы от прав на Ливонию и Эстляндию. Понятно, что раздоры и интриги в польском командовании не прибавили армии боеспособности.


Портрет Владислава Вазы кисти мастерской Рубенса, 1624 г.

Вторая половина 1616 г. и начало 1617 г. прошли в подготовке к походу. Денег не было, поэтому с большим трудом набрали 11 -12 тыс. солдат. В основном это была конница. В Литве даже ввели специальный налог для оплаты наемников. Польская армия состояла из двух частей: коронной армии под началом Владислава и литовские войска гетмана Ходкевича. При этом значительную часть коронной армии пришлось отослать на южные рубежи из-за угрозы войны с турками. Между тем в западной и юго-западной части России продолжали бесчинствовать бандформирования воровских казаков, среди которых почти не было настоящих донских и запорожских казаков. Многие из них обрадовались походу и новой возможности «погулять» по Руси. Они присоединились к королевскому войску.

В мае 1617 года передовые польские войска под началом Гонсевского и Чаплинского деблокировали Смоленск. Русское осадное войско во главе с Михаилом Бутурлином покинуло укрепления под Смоленском и отступило к Белой. Владислав выступил из Варшавы в апреле 1617 года, но шёл кружным путем через Волынь, чтобы напугать Турцию. Летом значительную часть армии пришлось направить на южную границу в армию великого гетмана коронного Жолкевского из-за угрозы войны с Портой. Поэтому королевич на некоторое время вернулся в Варшаву. Только в сентябре Владислав прибыл в Смоленск, а к Дорогобужу подошли войска Ходкевича. В начале октября воевода Дорогобужа И. Ададуров перешел на сторону поляков и поцеловал крест Владиславу как русскому царю. Это вызвало панику в Вязьме, местные воеводы с частью гарнизона бежали в Москву и крепость была без боя сдана противнику. Очевидно, что это вызвало большое воодушевление в польских рядах. Польское командование, надеясь повторить успех Лжедмитрия в 1604 году, когда тот без боя занял Москву, отправило в русское столицу несколько перешедших на сторону Владислава воевод во главе с Ададуровым, чтобы «прельщать» московских людей. Но их арестовали и отправили в ссылку.

Передовые польские отряды вышли к Можайску и попытались внезапным ударом взять город. Можайские воеводы Ф. Бутурлин и Д. Леонтьев затворили ворота и решили стоять насмерть. Из Москвы им на помощь немедленно выслали подкрепления под началом Б. Лыкова и Г. Валуева. На пути противника московское правительство выставило три рати во главе с Д. Пожарским, Д. Черкасским и Б. Лыковым. Некоторые советники Владислава предлагали с ходу атаковать плохо укрепленный Можайск и стоявшее здесь слабое русское войско. Однако время для похода было упущено. Наемники и польские шляхтичи требовали денег. Казна была пуста. Наступала зима, провианта было мало. Казаки, не видя добычи и денег, начали дезертировать. В итоге польская армия остановилась в районе Вязьмы на «зимние квартиры».

Получив известие о «сидении» Владислава в Вязьме, сейм направил письмо комиссарам с предложением начать мирные переговоры с Москвой. В конце декабря 1617 года в Москву был направлен королевский секретарь Ян Гридич с предложение заключить перемирие до 20 апреля 1618 года, обменять пленных и начать переговоры о мире. Московские бояре отказали ему. Сейм решил продолжить боевые действия. Владиславу вернули части, которые ранее были отправлены на южную границу и передали новые силы во главе Казановским. В результате численность польской армии была доведена до 18 тыс. человек. Кроме того, поляки склонили к выступлению против Москвы запорожцев во главе с гетманом Петром Сагайдачным.

В начале июня 1618 года польское войско начало наступление из Вязьмы. Гетман Ходкевич предлагал идти на Калугу в менее опустошенные войной земли, чтобы войска могли найти провиант. Но комиссары настояли на походе на Москву. Но на пути врага был Можайск, где стоял с войском воевода Лыков. Бои за город начались в конце июня. Поляки стояли под городом, но вести полноценную осаду не могли. Взять штурмом эту сравнительно слабую крепость поляки не могли из-за отсутствия осадной артиллерии и недостатка пехоты. А оставлять в тылу русскую крепость опасались. Ожесточенные бои под Можайском продолжались более месяца. Затем основные силы русской армии под началом Лыкова и Черкасского, из-за нехватки продовольствия, отошли к Боровску. При этом в Можайске был оставлен гарнизон Федора Волынского. Он в течение месяца отбивал атаки врага. 16 сентября, так и не взяв Можайск, Владислав выступил на Москву. При этом часть польско-литовской армии, не получая жалованья, вернулась домой или разбежалась для грабежа русских земель.

В итоге к Москве Владислав и Ходкевич привели около 8 тыс. солдат. 22 сентября (2 октября) польско-литовская армия подошла к Москве, расположившись на месте бывшего Тушинского лагеря. Тем временем запорожцы Сагайдачного прорвали ослабленные юго-западные рубежи Русского государства. Основные силы Москвы были связаны боями с польской армией, поэтому казаков остановить не смогли. Казаки взяли и разграбили Ливны, Елец, Лебедянь, Ряжск, Скопин, Шацк. Основная часть казаков рассыпалась для грабежа, несколько тысяч человек Сагайдачный вывел к Москве. Казаки расположились у Донского монастыря. Гарнизон Москвы насчитывал около 11 -12 тыс. человек, но в основном это было городское ополчение и казаки. Основная линия обороны проходила по укреплениям Белого города.

Ходкевич не имел артиллерии, пехоты и припасов для правильной осады. Не имел даже сил для полноценной блокады, в город могли проникать подкрепления. Затягивание операции вело к усилению гарнизона, возникала угроза появления сильных русских отрядов в тылу. Войска были ненадежны, стояние на месте вело их к быстрому разложению. Поэтому гетман решил брать город практически с ходу. Только дерзкая атака могла привести к успеху. В ночь на 1 (11) октября 1618 года поляки начали штурм. Запорожские казаки должны были предпринять отвлекающую атаку в Замоскворечье. Главный удар же наносился с запада по Арбатским и Тверским воротам. Пехота должна была взломать укрепления, взять ворота и расчистить дорогу для конницы. Удачный прорыв поляков вёл к блокаде Кремля или даже захвату его с русским правительством.

Штурм провалился. Казаки были пассивны. Перебежчики предупредили русских о главной угрозе и сообщили время атаки. В результате поляки натолкнулись на упорное сопротивление. Штурм Тверских ворот захлебнулся сразу. Кавалер Мальтийского ордена Новодворский сделал пролом в стене Земляного города и дошел до Арбатских ворот. Но русские сделали вылазку. Вражескую атаку отразили. Сам Новодворский был ранен. К вечеру поляков выбили из укреплений Земляного города. Сил для нового штурма у поляков не было. Но у московского правительства не было ресурсов, чтобы перейти в решительное контрнаступление и отбросить врага от столицы, выгнать поляков из страны. Начались переговоры.


«В осадное сиденье. Троицкий мост и башня Кутафья». А. Васнецов

Перемирие

Переговоры начались 21 (31) октября 1618 года на реке Пресне недалеко от стен Земляного города. Поляки вынуждены били забыть о воцарении Владислава в Москве. Речь шла о городах, которые должны были отойти Польше, и сроках перемирия. И русские, и ляхи упёрлись. Поэтому первые переговоры ничего не дали.

Наступала зима. Владислав оставил Тушино и перебазировался к Троице-Сергиеву монастырю. Запорожцы Сагайдачного ушли на юг, разорили посады Серпухова и Калуги, но взять крепости не смогли. Из Калуги Сагайдачный ушёл в Киев, где объявил себя гетманом Украины. Подойдя к Троицкому монастырю, поляки попытались взять его, но были отбиты артиллерийским огнем. Владислав отвел войска от монастыря на 12 верст и разбил лагерь у села Рогачева. Поляки рассыпались по области, грабя окрестные селения.

В ноябре 1618 года в селе Деулино, принадлежащем Троицкому монастырю, возобновились переговоры о перемирии. Со стороны России посольство возглавили: бояре Ф. Шереметев и Д. Мезецкой, окольничий А. Измайлов и дьяки Болотников и Сомов. Польшу представляли прикомандированные к армии комиссары. Объективно время работало на Москву. Вторая зимовка польской армии была ещё хуже первой: войска зимовали не в городе Вязьме, а почти в чистом поле, расстояние до границы Польши значительно выросло. Наемные солдаты роптали и грозили покинуть армию. Москва могла в это время укрепить оборону, армию. Появилась перспектива разгрома противника. При этом внешнеполитическая ситуация для Варшавы была опасной. Польше угрожала войной Османская империя и Швеция. И в Москве об этом знали. Кроме того, в Западной Европе в 1618 году началась Тридцатилетняя война и польский король Сигизмунд немедленно влез в неё. В условиях, когда королевич Владислав мог завязнуть с армией в русских лесах.

Однако в дела русского посольства вмешались субъективные факторы. Так, руководство Троице-Сергиева монастыря, мало беспокоилось за судьбу западных и юго-западных русских городов, зато было обеспокоено перспективой зимовки вражеской армии в районе монастыря и соответственно разорения монастырских вотчин. А главное, правительство Михаила Романова и его матери желало любой ценой освободить Филарета и вернуть его в Москву. То есть правительство Романовых решило заключить мир в то время, когда поляки не имели никаких шансов взять Москву и могли потерять армию от голода и холода. В условиях угрозы войны с Турцией и Швецией.

В результате 1 (11) декабря 1618 года в Деулино было подписано перемирие сроком на 14 лет и 6 месяцев. Поляки получали уже захваченные ими города: Смоленск, Рославль, Белый, Дорогобуж, Серпейск, Трубчевск, Новгород-Северский с округами по обе стороны Десны и Чернигов с областью. Более того, Польше передавали ряд городов, которые были под контролем русской армии, среди них были Стародуб, Перемышль, Почеп, Невель, Себеж, Красный, Торопец, Велиж с их округами и уездами. Причём крепости переходили вместе с пушками и боеприпасами, а территории с жителями и имуществом. Право уехать в Русское государство получали только дворяне со своими людьми, духовенство и купечество. Крестьяне и горожане оставались на своих местах. Царь Михаил Романов отказывался от титула «князя Ливонского, Смоленского и Черниговского» и предоставлял эти титулы королю польскому.

Поляки обещали вернуть захваченных ранее русских послов во главе с Филаретом. Польский король Сигизмунд отказывался от титула «царя Руси» («великого князя Русского»). При этом Владислав сохранял право именоваться «царем Русским» в официальных документах Речи Посполитой. Москве возвращалась икона святого Николая Можайского, захваченная поляками в 1611 году.

Таким образом, Смута на Руси завершалась весьма «похабным» миром. Граница между Польшей и Россией отодвинулась далеко на восток, почти вернувшись к рубежам времен Ивана III. Русь утратила важнейшую стратегическую крепость на западном направлении – Смоленск. Речь Посполитая на короткий срок (до захвата Ливонии шведами) достигла максимального размера в своей истории. Варшава сохранила возможность претендовать на русский престол. Национальные интересы были пожертвованы в угоду интересам дома Романовых. В целом же новая война с Польшей была в дальнейшем неизбежна.


Договор между Россией и Польшей о перемирии на 14 лет заключенный в деревне Деулино. Оригинал на пергамене. Подписан шестью польскими послами с приложением их печатей.


Оранжевым цветом показаны на карте территории, перешедшие к Речи Посполитой по Деулинскому перемирию. Источник: https://ru.wikipedia.org

Автор:Самсонов Александр


Источник: Как Романовы пошли на "похабное" перемирие с Польшей
Опубликовал:
Теги: Польша

Комментарии (0)

Сортировка: Рейтинг | Дата
Пока комментариев к статье нет, но вы можете стать первым.
Написать комментарий:
Напишите ответ :
В постели с Романовыми
В постели с Романовыми
3
Общество и я 17:00 22 фев 2017
Знаменитости, которые пошли под венец в зрелом возрасте
Знаменитости, которые пошли под венец в зрелом возрасте
13
Все о звездах шоубизнеса 13:32 03 дек 2017
Трагическая судьба Анастасии Романовой: расстрел и лже-воскрешение
Трагическая судьба Анастасии Романовой: расстрел и лже-воскрешение
0
Жизнь прекрасна 14:30 25 янв 2017
История, которую Романовы тщательно скрывали — позор царствующей семьи!
История, которую Романовы тщательно скрывали — позор царствующей семьи!
2
Дача сад огород и просто интересное 03:54 11 май 2018
10 знаменитостей, которым пластические операции пошли на пользу
10 знаменитостей, которым пластические операции пошли на пользу
7
Все о звездах шоубизнеса 19:47 11 авг 2017
Дело Романовых, или Расстрел, которого не было
Дело Романовых, или Расстрел, которого не было
3
Настоящая история 15:40 05 ноя 2017
"Однажды мы пошли в баню". Бразильянка о русских
"Однажды мы пошли в баню". Бразильянка о русских
0
Интересности 16:01 03 авг 2016
Как Михаилу Федоровичу удалось зачать царскую династию Романовых
Как Михаилу Федоровичу удалось зачать царскую династию Романовых
0
Настоящая история 14:03 21 май 2018
Как семья Романовых жила последние дни перед своей трагической казнью
Как семья Романовых жила последние дни перед своей трагической казнью
0
Жизнь прекрасна 20:30 26 апр 2017
Кем был Михаил Фёдорович – основатель династии Романовых?
Кем был Михаил Фёдорович – основатель династии Романовых?
0
Настоящая история 10:01 12 сен 2018
Гарем для дома Романовых
Гарем для дома Романовых
2
Настоящая история 16:01 31 окт 2016
Вот самый вкусный салат, который делают в Польше! И готовится просто!
Вот самый вкусный салат, который делают в Польше! И готовится просто!
15
Дача сад огород и просто интересное 02:48 24 сен 2018

Выберете причину обращения:

Выберите действие

Укажите ваш емейл:

Укажите емейл

Такого емейла у нас нет.

Проверьте ваш емейл:

Укажите емейл

Почему-то мы не можем найти ваши данные. Напишите, пожалуйста, в специальный раздел обратной связи: Не смогли найти емейл. Наш менеджер разберется в сложившейся ситуации.

Ваши данные удалены

Просим прощения за доставленные неудобства